г.Москва, ул Горбунова д. 2 стр. 204

СПОСОБ ХИЩЕНИЯ ВЛИЯЕТ НА ВЫПЛАТУ СТРАХОВОГО ВОЗМЕЩЕНИЯ. КАК ДОКАЗАТЬ, ЧТО СЛУЧАЙ СТРАХОВОЙ // "Арбитражная практика для юристов", 2018, № 2


Автор - ФЁДОРОВ ПАВЕЛ ГЕННАДЬЕВИЧ

Большинство договоров страхования имущества содержит исключения из страховых случаев. Например, кража со взломом является страховым случаем, а кража без этого признака - нет. Что делать, если хищение совершено исключенным из договора способом – расскажем в статье.


Стороны договора страхования должны достигнуть соглашения о характере события, при наступлении которого возникает обязанность выплатить страховое возмещение (ст. 942 ГК).

При формулировании таких условий страховщики часто пользуются категориями уголовного права. Широко распространено описание исключений из страхового случая путем указания на отдельные составы преступления. Например, указывают, что утрата имущества в результате кражи, мошенничества, разбоя, грабежа, присвоения или растраты не является страховым случаем (решение Арбитражного суда г. Москвы от 21.09.2015 по делу № А40-68382/15). При толковании таких положений  суды сталкиваются с трудностями.


Арбитражные суды ориентируются на постановление о возбуждении уголовного дела

Суть проблемы сводится к признанию или не признанию гражданско-правовым судом надлежащим доказательством постановления о возбуждении уголовного дела, которое подтверждает совершение хищения конкретным способом. Понятие хищения, которое используется в договорах страхования,  играет роль родового по отношению к видовым понятиям кражи, присвоения, растраты и других преступлений против собственности. При любом незаконном выбытии имущества у правообладателя совершается хищение. Задачей уголовного преследования является установление его конкретного способа.

Уголовное дело возбуждают по факту хищения с предварительным указанием на конкретный состав преступления, например кража, разбой, грабеж и так далее.  Но речь идет именно о признаках, а не о факте. Соответственно, правовая оценка преступного деяния, которую определяют органы следствия на момент возбуждения дела, является предварительной. Эта особенность не позволяет считать доказанными те обстоятельства совершения хищения, которые отражены только в постановлении о возбуждении уголовного дела. Правосудие по уголовному делу осуществляет только суд (ст. 8 УПК), поэтому утверждать о конкретном преступлении можно только после вступления в силу приговора суда.

Между тем, чтобы соблюсти срок уведомления о наступившем страховом случае страхователь не имеет возможности представить приговор. Поэтому сход гражданско-правового спора о выплате страхового возмещения будет зависеть от оценки, которую даст суд постановлению о возбуждении уголовного дела в качестве доказательства.

Поэтому с формальной точки зрения постановление о возбуждении уголовного дела в отсутствие приговора суда не является доказательством, подтверждающим факт совершения того или иного преступления. Но на практике нередки случаи, когда суды придают постановлению о возбуждении уголовного дела большую силу. В практике встречается два основных подхода.

Суды оценивают постановление о возбуждении уголовного дела как доказательство совершения конкретного преступления. Они ссылаются на определение рамок  уголовного преследования в пределах указанного в постановлении состава преступления (решения АС г. Москвы от 28.08.2015 по делу № А40-96397/15, от 21.06.2016 по делу № А40-65735/16-83-479). Однако они упускают из вида, что уголовный закон таких рамок не предусматривает. Цель уголовного преследования - установить все фактические обстоятельства совершения деяния и квалифицировать его надлежащим образом.

Суды указывают на возможность пересмотра арбитражного решения по вновь открывшимся обстоятельствам. Этот подход является весьма взвешенным, но  не устраняет проблему предрешенности вопроса об окончательной квалификации. Например, суд указал, что постановление о возбуждении уголовного дела указывает лишь на предварительную квалификацию преступления, которую установили органы предварительного следствия на основании имевшихся на момент возбуждения дела признаков преступления. При этом суд сделал вывод, что истец не представил доказательств, указывающих на наличие иных признаков, которые впоследствии могут повлиять на переквалификацию преступления. Осознавая слабую доказательственную силу постановления о возбуждении уголовного дела, суд отметил, что истец не лишен возможности заявить о пересмотре судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам, если уголовный суд даст иную квалификацию совершенного преступления. (постановление АС Уральского округа от 05.08.2015 по делу № А76-25731/2014)


Страхователю следует ссылаться на преюдициальный характер приговора

Условия договора страхования необходимо толковать в пользу страхователя с учетом освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения только в исключительных случаях. Иное толкование существенно сокращает предпринимательский риск страховщика и ограничивает защищенность имущественных интересов страхователя.

Исключения из страховых случаев необходимо рассматривать с учетом существа ст. 964 ГК, то есть как ситуации исключительного характера. Это свидетельствует о недопустимости подтверждения таких случаев доказательствами, содержащими предположения или предварительные оценки.

Поскольку исключения из страховых случаев лишают страхователя права на получение страхового возмещения, то к доказательствам, подтверждающим такие исключения, должны предъявляться более строгие требования. С учетом ст. 69 АПК таким доказательством выступает лишь вступивший в силу приговор суда.

Основываясь на пунктах 10 и 11 постановления Пленума ВАС РФ № 16 от 14.03.2014 «О свободе договора и ее пределах», суды принимают во внимание уровень профессионализма сторон договора страхования. (п. 14 информационного письма Президиума ВАС РФ от 28.11.2003 № 75 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с исполнением договоров страхования») В итоге это позволяет игнорировать отдельные предложенные страховщиком условия договора, допускающие возможность отказа в выплате страхового возмещения. (постановление 9ААС от 23.05.2015 по делу № А40-118838/2015)

Суды приходят к выводу, что постановление о возбуждении уголовного дела по конкретной статье не позволяет с достоверностью судить о наличии обстоятельств, исключающих утрату застрахованного имущества из числа страховых случаев, предусмотренных договором (постановление АС Московского округа от 01.08.2016 по делу № А40-202333/2015).

Поскольку постановление о возбуждении уголовного дела не имеет преюдициального характера, то суды не признают за ним силы доказательства, подтверждающего совершение конкретного преступления. Указанные рассуждения приводят к необходимости оценки постановления только как доказательства, свидетельствующего об утрате имущества. Суд может придти к выводу, что такого условия для освобождения от выплаты страхового возмещения в результате хищения застрахованного имущества, как возбуждение уголовного дела по конкретным пункту, части, статье УК закон не предусматривает. (постановления ФАС Московского округа от 06.12.2011 по делу № А40-59020/10-89-389, АС Московского округа от 01.08.2016 по делу № А40-202333/2015)

Детальную оценку постановления о возбуждении уголовного дела дал Арбитражный суд г. Москвы. Суд указал, что документом, подтверждающим совершение мошенничества, кражи, грабежа или иного противоправного действия является судебное решение – приговор по уголовному делу. Постановление о возбуждении уголовного дела подтверждает лишь факт утраты, но не является судебным актом, вступившим в законную силу. Возбуждение уголовного дела по конкретной статье не дает возможности достоверно судить о наличии обстоятельств, исключающих утрату застрахованного имущества из числа страховых случаев, предусмотренных договором, а также не устраняет объективности утраты имущества. В итоге суд пришел к выводу, что возбуждение уголовного дела по признакам конкретного преступления не исключает возможности квалифицировать утрату имущества как событие, подпадающее под страховой случай. (решение АС г. Москвы от 19.12.2016 по делу № А40-202333/15-8-1647)


Верховный суд: право на получение страхового возмещения не зависит от квалификации хищения следователем

Высшая судебная инстанция придерживается следующей позиции о квалификации хищения в рамках споров о выплате страхового возмещения.

Учитывая особенность уголовного преследования, ВС сформулировал следующий ключевой подход: «Гражданско-правовая квалификация утраты имущества отличается от уголовно-правовой. Независимо от выводов следственного органа о форме хищения применительно к страхованию, невозвращение застрахованного транспортного средства страхователю, имевшее место в данном деле, представляет собой утрату названного имущества его законным владельцем» (определение ВС РФ от 03.11.2015 по делу № 305-ЭС15-13412).

Таким образом, ВС пришел к выводу, что хищение по своей сути представляет собой утрату имущества, которая не зависит от того, что отражено в постановлении о возбуждении уголовного дела.

Обоснование такой позиции можно найти в п. 12 постановления Пленума ВС РФ от 27.06.2013 № 20 «О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан». Согласно данному пункту страховой случай включает в себя опасность, от которой производится страхование, факт причинения вреда и причинную связь между опасностью и вредом. Такое восприятие страхового случая характерно и для арбитражных судов: «Из материалов дела следует, что непосредственной причиной вреда послужило хищение, т.е. та опасность, от которой производилось страхование». (постановление 9ААС от 23.05.2015 по делу № А40-118838/2015)

Общий вывод в части использования категорий уголовного права в качестве оснований освобождения от выплаты страхового возмещения содержится в определении ВС от 21.04.2015 № 18-КГ15-47.

Рассматривая спор между страховой организацией и потребителем, суд пришел к выводу о необходимости в случае сомнений относительно толкования условий договора применять толкование наиболее благоприятное для потребителя.

При рассмотрении указанного дела ВС РФ указал, что уголовно-правовая квалификация формы и способа хищения является предварительной оценкой установленных к этому моменту обстоятельства хищения дознавателем, либо следователем.

В  итоге ВС сформулировал следующий фундаментальный вывод: «право потребителя на получение страховой суммы или страхового возмещения по договору страхования не может быть поставлено в безусловную зависимость от указанной в постановлении о возбуждении уголовного дела уголовно-правовой квалификации деяния» (определение ВС РФ от 21.04.2015 № 18-КГ15-47).

Данная позиция представляется в большей степени соответствующей целям законодательного регулирования страховых отношений, поскольку рассматривает утрату имущества в результате неправомерных действий третьих лиц (независимо от формы проявления таких действий) при отсутствии приговора суда в качестве наступившего страхового случая. В свою очередь это свидетельствует об отсутствии оснований для освобождения от выплаты страхового возмещения.

 Если у Вас остались вопросы или имеется потребность в услугах просьба звонить по телефону 8-926-559-56-19 Фёдоров Павел Геннадьевич



Услуги

Новости

Изменение кадастровой стоимости

Слишком большая кадастровая стоимость свидетельствует о значительном размере налога на имущество. Выходом мож...

Как реагировать собственнику на сдачу арендатор имущества в субаренду без согласия собственника?

Собственник обнаружил, что арендатор сдает арендованное имущество без его согласия. Как быть?Предоставив имущ...

Нужны ли компаниям внутренние документы

В Компании наблюдается хаос, компетенция «размывается», внутренние споры между сотрудниками, отделами, орган...

Так ли страшно дробление бизнеса

В последнее время тема дробления бизнеса приобрела широкую известность. И при этом не в положительном ключе....